Обо всем

И снова — здарова. Коронавирусное.

Пятница и уже почти традиционная страничка коронавирусного маразма.

СМИ, конечно же самые честные и неподкупные, нагнетают про 38 млн переболевших и болеющих, но забывают сказать, шо это за период без малого год.

Вторым голосом подпевалы вещают про выявление бессимптомных носителей, которые ходють, бродють — всех заражают, но все никак.

Причем никого не смущает то, что с точки зрения медицины, если человек не имеет симптомов болезни, то он, грубо говоря, клинически здоров. Потому как действительно здоровых людей очень мало, основная масса — недообследованные.

И тут. Внезапно!

Первое, что хорошо бы было заскринить, так это Билли нашего Гейтса, который выступил и немнога намекнул, что только поголовная вакцинация спасет всех человеков.

А его русские коллеги, говоря коллеги я имею в виду потуги Фонда Билла и Мелинды в иммунизации детей Индии и Африки, внезапно сделали ход конем и заявили, что вакцина действует только полгодика, поэтому сами понимаете, дорогие товарищи.

Держат марку и британские ученые. Некто доктор Элейн Максвел задвинула новую теорию про ковид длительного периода. Она называет это «Long COVID», длитсо это до семи месяцев и имеет ужасающие симптомы, которые как мигалка то появляются, то пропадают в разных частях тела и мозгу.

Среди симптомов: затуманенное сознание, отдышка, хроническая усталость, и мои любимые симптомы беспокойство и стресс. Надо кстати освежить в памяти симптомы бодунища, а то шота оно мне напоминает.

Борис лютуэ.

Потеряв из-за подлого экселя, который кстати детище Гейтса по большому счету, шо кагбе намекает на ровные и непопутанные местами руки, шота там около 16 000 заболевших, британский Боря анонсировал новый этап забав для поданных Ее Величества.

Тяпереча, вроде как с понедельника, при звуке красного свистка, бритам нельзя собираться в помещениях, если они не живут под одной крышей. Но бары, рестораны и парикмахерские пока что продолжают работать ибо коронавирус хоть и атакуэ, но денег шота нет. Но все это, как вы понимаете не точно.

Наши на канарских островах отличились. Малюсенький остров «El Hierro» заявил, шо намедни у них приключилось 60 заболевших. Потом, видимо посмотрели скока там всего народу трется и переобулись с шестидесяти до одного. 59 человеков внезапно выздоровели, как я себе ошибочно понимаю.

Всё никак не хотят признать несколько, казалось бы, очевидных вещей.

Теперь нам с этим жить. Всю нашу жизнь и жизнь наших детей. Возможно будут качественные изменения у еще не рожденных внуков, но не факт что в лучшую сторону.

Потому что использование санитайзеров в таких количествах нарушает природный механизм знакомства человеков с бактериями и вирусами, которые тоже не спят, а злобно мутируют.

Неизвестно сколько мы с этим жили до того, как все стали такие умные, шо аж страшно. Ну до того времени, как появились тесты достоверность которых под большим вопросом.

Вакцина, вероятно, не сильно поможет быть здоровыми. Но, возможно, поможет набить чей-то карманчик.

Так шо хорошо бы зобить на шумиху, маски, и отэтот бред с полутора метрами и продолжать жить, леча ОРВИ согласно протоколам лечения сезонных заболеваний. Благо опыт Швеции на табло, где маски никто не носил, и внезапно в Стокгольме нет таких чудес прироста больных. Пока что, по крайней мере.

Но нет. Покерфейс и шизиловка продолжаются с утроенной силой.

Ладно, это все лирика.

Шо хотелось бы рассказать. Быть умным то же не сильно на пользу.

Работал я в одном стартапе. Занимались мы мобильной связью. И на каком-то этапе бизнес по ремонту мобильных телефонов из родоначального стал побочным.

Мы начинали с продаж и обслуживания телефонов, цена на которые начиналась от 1000$. Но потом развитие проекта свернуло в другую сторону и мы вплотную подошли к производству своего телефона. Примерно по тому же принципу, как сейчас почти в каждом подвальчике Дядюшки Ляо могут склепать смартфончик из спичек и желудей.

Это было обусловлено тем, что технологии стали доступны, но розничная цена за штуку была попрежнему сильно высока, а на тот момент в (на) Украине еще было где и кому работать.

Так вот на каком-то этапе я отошел от ремонтной деятельности и углубился в исследовательскую. А чтобы процесс ремонта и обслуживания не останавливался, то были разработаны протоколы для работничков попроще.

Грубо говоря, если симптомы такие, то проверить тут, вот там и вот здесь. По факту проверок заменить вот то или вот это, перепроверить работоспособность.

С ходом исследований как на дрожжах росла база знаний. Дело в том, что аппараты к нам попадали окольными путями, и никакой технической документации не было вообще. Все приходилось изучать методом черного ящика и в результате, просто не зная, что так нельзя, мы добились очень глубокого уровня познаний и технологий.

Например, серийный номер менять нельзя ибо он уникален и присваивается на заводе в момент производства, но мы ж не знали, шо нельзя. И меняли легко и просто, создав эмуляцию рождения телефона. Процессор думал, если к процессору применимо это слово, что это роды и позволял присвоить любой серийник. Ну просто потому, что никто не догадался встроить счетчик родов.

Или что русский язык в прошивке невозможен, потому что не заложены изображения кириллического шрифта. Но мы ж не знали, шо так нельзя, и заменили корейские иероглифы на русские буковки, потому как шрифты это файлики в формате BMP. В прошивке удалялся один кусочек и вместо него вклеивался другой, а дальше дело калькулятора и текстового редактора.

С ростом базы знаний падал процент неремонтопригодных телефонов.

Мы начинали с 50%. Либо починится, либо нет. Это конечно шутка юмора, но поначалу все было печально. Как с браком, так и с ремонтом. Но потом, с прогрессом в процессе тыкания палкой, все сильно наладилось.

Мы же не знали, что приклеенные к плате процессоры отклеивать и перепаивать нельзя, поэтому изобрели технологию удаления клея и научились паять стоконтактные микросхемы под микроскопом.

Правда у нас не было доступа к комплектующим, но спасибо производителям и конкурентам, которые везде использовали однотипные решения. Можно было купить партию устаревших или бюджетных моделей и разобрать их на запчасти.

И по идее, изучив материально-техническую базу на 101% до того уровня, когда мы точно знали как и что работает, и были в состоянии создать что-то свое по образу и подобию, процент успешных ремонтов должен был бы приблизится к отметке 99,5%.

Но нет.

Да, сотруднички лихо перепаивали процессоры на телефонах, которые еще пару месяцев назад выкидывались в утиль.

И да, диагностика достигла невероятной глубины погружения, и мы даже отменили директиву о том, что телефоны с диагнозом «глючит» в ремонт не принимаются.

Только вот сильно вырос процент залеченных до смерти аппаратов.

Это те, кому перепаяли процессор только потому, что основным симптомом целой бракованной партии телефонов был старт и моментальное выключение. Сиречь, при нажатии на кнопку «вкл» экран засвечивался на долю секунды и тут же гас.

А как внезапно оказалось, такие же симптомы имеет и разряженная батарейка на совершенно здоровом аппарате.

Пришлось срочно менять и дополнять протоколы лечения.

Но тут возникла третья проблема. Протоколы распухли на столько, что сотрудники ну скажем так средней квалификации уже не тянули их из-за недостатка знаний. А еще и частенько забивали на них из-за безалаберности или халатности.

Таким образом 3% — 5% телефонов из партии упорно не желали жить долго и умирали не своей смертью, становясь донорами деталей для других.

Аналогии, конечно же не уместны.

Телефон можно отправить на переработку и купить новый. С людьми так не получится, ибо рабство давно отменили и за это карают.

Но все же некая схожесть в алгоритмах прослеживается.

Хотя это все, впрочем как всегда у меня, не точно.

Кликни на котика, чтобы его покормить.
Tags

Related Articles

Close
Close