Маленький отельчик

Пассажирский котик.

Говорят, что собаки привыкают к людям, а котики к месту. Ну не знаю. Не уверен. За неделю до переезда нам пришлось сделать большой круг по близлежащим странам. Назрела острая необходимость что-то отвезти, шота забрать, кого-то повидать.

Дети к тому времени уже загорали на Тенерифе в комплекте с бабушкой, а нам нужно было обрубить хвосты, забрать остаток чемоданов и перевезти котика.

В течение этой недели котик куковал сам в пустой квартире, в компании автоматической харчевни и двух тазов с водой и включенного торшера. Мы попросили нашего друга заехать пару раз и посмотреть, все ли хорошо, подсыпать корм при необходимости, поменять воду.

По возвращении домой я в первый раз в жизни увидел, как вместо того, чтобы лежать с видом «игнорирую тебя за еду», котик натурально лезет обниматься с мяуканьем «где ж вы столько времени были?». Хотя есть не нулевая вероятность того, что такая реакция вызвана не тем, что без хозяев как-то неуютно и страшно, а застрявшим на выходе из кормушки кусочке корма, из-за которого пришлось поторчать на диете крайние пару дней.

Но как бы там ни было, все в сборе, и через три дня у нас начнется очередной переворот очередной страницы в жизни.

И тут внезапно….

Ну кто бы сомневался? Еще ни разу не получалось так, как изначально планировалось. Все мои гениальные планы сворачивали на скользкую дорожку неожиданностей. Традиция осталась неизменной и в этот раз.

Все дело в том, что вылетать нам предстояло из другой страны. До которой еще надо было доехать, и причем не как-нибудь, а на автомобиле, который должен был намотать 450 км в одну сторону. Поезд или автобус решительно не подходили из-за большого количества чемоданов, переноски с котиком, и совершенно идиотского расписания курсирования транспорта по отношению к вылету чартера.

Нам ваще с этим чартером невероятно повезло. Он вез организованную группу туристов в какой-то отель, и билеты на него выскочили внезапно как прыщ на носу перед дискотекой. Эта авиакомпания возила котиков, в стоимость билета входил багаж на 20 килограмм, ручная кладь на 10 килограмм и всяческие ништяки. Единственное, что было не совсем понятно, это как там конкретно летают с котиками. Размер клетки и материал по отношению к весу котика, указанные на их сайте, наводили тоску и ставили в тупик, а все мои письма с просьбой разъяснить, что они имели в виду, авиакомпания тупо проигнорировала. С тем же успехом я мог писать и в «Спортлото». Пришлось купить все разновидности переносок указанные на их сайте, чтобы потом не метаться в поисках, а как козырь из рукава вынять нужную.

И вот у друга, который очень любит кататься и любезно согласился отвезти нас, а заодно и развеяться, возникают обстоятельства непреодолимой силы и он вынужден отчалить (на) в Украину по очень печальному поводу. У нас 6 чемоданов, три сумки, один котик и ноль транспорта. А до самолета 450 километров и двое неполных суток.

Феерично, чо уж тут!

Лихорадочный поиск альтернативных способов транспортировки результатов не дал. Оставался, как более-менее вменяемый вариант, взять машину на прокат в одной стране, а оставить в аэропорту другой страны. Но переговоры с прокатными конторами заходили в тупик, ибо после вопроса о наличии таковой возможности они отмораживались и переставали реагировать на письма и звонки.

Но нам в очередной раз повезло и сарафаное радио принесло человека, который согласился за сходный кошт таки отвезти нас. Мало того, человека не испугал орущий как потерпевший котик.

Сказать, что последняя ночь в стране, где уютно расположился уже не наш уютненький ресторанчик, была ужасна — это не сказать ничего. Температура упала ниже плинтуса, сначала пошел снег, а потом всю ночь вместо сна, в каком-то полузабытьи мы слушали визг покрышек и скрежет металла. Ну и немножечко мата со стороны разбирающихся кто там, кому Рабинович на льду.

По полю танки грохотали.

С утра наша улица напоминала поле Корсунь-Шевченковской битвы. Как подбитые танки, у тротуара стояли уваленные корчи, шел снег и былохолодно. Когда мы после бодрой погрузки вещей и сброса ключей в почтовый ящик, уселись в машину с котиком наперевес, водитель сказал: «Это ничего, У меня тоже собачка немного нервничает в дороге. Но она потом успокаивается. Через часик». Но через два с половиной часика котик продолжал мяукать, а у водителя начал дергаться глаз. Еще через часик к глазу присоединилась нога.

Однако глаза боятся, а руки делают. В том смысле, что котик мяукает, а мы едем.

По дороге на сопредельной территории, подскользнувшись перед пешеходным переходом, наш водитель чуть не забодал каких-то аборигенов. Это были единственные пять минут, когда котик справедливо опасаясь решил немнога помолчать. Остальное же время мы весело проводили в разговорах за жизнь и мяуканье.

С погодой за бортом происходила какая-то вакханалия. Выехав из лютой зимы, мы примерно посредине пути въехали в позднюю весну. За окном жарило, как налоговый инспектор, солнце и ртуть пыталась взорвать градусник изнутри. Вот эти переходы из — 10 в + 15 градусов по Цельсию придавали какой-то сюрреализм происходящему.

Запахло весной, метелям отбой.

Но вот на горизонте замаячил долгожданный аэропорт. Водитель бодро выкинув наши чемоданы, умчался вдаль с такой скоростью, что ему бы позавидовал сам Шумахер. Но его трудно за это винить, поскольку выслушивать заунывное «мяяяууууу» семь с половиной часов к ряду — удовольствие так себе.

Мы вошли в здание аэропорта и котик заткнулся. Натурально завалился и стал с интересом наблюдать за происходящим. До регистрации еще оставалось времени вагон и маленькая тележка, и мы пытались провести его с пользой, пересидев во всех креслах в аэропорту.

К стойке регистрации наша тележка приехала первой. Девочка из авиакомпании окинув взглядом груду вещей и гору клеток слегка удивилась, но виду не подала. Она трижды поинтересовалась о том, знаем ли мы, что за такое количество багажа надо доплачивать? Мы ответили утвердительно, ибо заготовили 600 евро, которые показывал нехитрый расчет доплат по перевесу багажа. Получив утвердительные ответ в четвертый раз, она выписала нам квитанцию, махнула рукой в сторону стойки, где ее оплачивать, а транспортерная лента бодро урча, схомячила гору чемоданов и не пригодившуюся жесткую клетку.

Квитанция на стойке доплаты показала, что наш котик это ваще отдельный пассажир ибо на него положено 20 кг багажа, 10 кг ручной клади и дополнительная клетка. А доплаты составили всего сто пятьдесят евро или что-то около того. Но мы были под действием новых впечатлений, так что отнеслись к внезапной экономии с прохладным безразличием.

После посадки в самолет выяснилось сразу две вещи.

Ва-первых водка «Распутин», где бородатый мужик на этикетке подмигивал вам сверху и снизу в 90-х, еще существует до сих пор. Мало того еще и в нескольких ипостасях, сиречь градусах за вменяемую цену. На этом борту ваще все бухло стоило по-Божески.

Литруха Распутина 70 оборотов за 9 евро — это бесценно!

А ва-втарых у котика оказалось персональное место между нами, на котором он развалился и промолчал всю дорогу как Чарли Чаплин. За весь полет он вообще не проронил ни звука, иногда вылазя на голову моей жене для того чтобы размять лапы и позырыть как там чо по салону.

Остальной участок пути до нового места дислокации прошел гладко, не взирая на то, что я постоянно ожидал какую-то падлоту…

Нажми на котика, чтобы его покормить.
Tags

Related Articles

Close
Close