Семейный ресторанчик

Двое из ларца.

Тема конфликта межу Украиной и Россией лично для меня очень болезненная. Мало того, из-за большого количества откровенно контуженных тротилом на рыбалке с обеих сторон, я подозреваю, что градус неадеквата будет только повышаться.

С самого начала открытия нашего уютного ресторанчика я опасался, что это будет оказывать влияние на работу как минимум, ну и на жизнь как максимум. Но, к моему удивлению, было всего лишь два уж совсем тупняковых инцидента. Основная масса желающих доказать, кто кому Рабинович дальше наскальной живописи не заходила.

Первый инцидент произошел с какими-то жлобами, которые думали, шо они умнее одесского раввина.

Приходит по электронной почте письмо, где почти в ультимативной форме требуют установить коробку для сбора денег. Причем, в письме они ссылались на украинское консульство в стране, где уютно расположился наш уютный ресторанчик, а именно на какого-то третьего помощника пятой уборщицы.

Ну я звоню в консульство, спрашиваю: «Вы такую-то знаете?».

Они отвечают: «Конечно! У нас работает третьим помощником пятой уборщицы.»

«А про сбор средств знаете?» — спрашиваю я.

И тут началась какая-то муть поросячья. Кагбе сам факт сбора средств они не подтвердили, но и не опровергли. И началось «взагали по загалям».

Я конкретно спрашиваю: «Вы имеете к этому отношение, как консульство?»

«Нет!», — отмораживаются с той стороны и бросают трубку.

По правде, сказать я не понял, что это было. Ну знаете, бывают такие сотрудники, которые из опасения ни в чем не признаются, но и ни от чего не отказываются, а то мало ли шо.

А бывает «пять гривень на армию.»

Для тех кто не в курсе, расскажу. Когда завертелись события с Крымом, вдруг из каждого утюга на Украине начали собирать деньги на армию, которую развалил кровавый тиран Янукович. Механизм сбора средств был реализован путем отправления платной СМС, стоимость которой была 5 грн, что составляло тогда что-то около доллара. Собирали долго. И вероятно собрали много. А потом оказалось, что деньги исчезли в непонятном направлении, а кто их собирал вообще неизвестно. Ну прям как в украинской армии. А если учесть, что для активации платного номера для СМС у любого из украинских операторов сотовой связи нужен пакет документов, включая чуть ли не анализы мочи и кала, то отэтиот шорканья из серии: «А кто это сделал? Ай, яй, яй!» — это отмазка для умственно отсталых.

Ну короче, проигнорил я это письмо. И тут, внезапно, раздается звонок и с той стороны телефона меня начинают конкретно подпрессовывать на тему «Ты шо не патриот?»

А я ваще не патриот, ни разу. Я безродный космополит и этого не скрываю. Тут они в полете переобуваются и начинается движ «А тебе не жалко?» Жалко. Мне всех жалко. Я ваще за все хорошее, против всего плохого. Но почему я должен делать за вас, вашу работу? Вы хотите собирать деньги? Ну собирайте. Только не у меня. Я тут причем?

Тут начались угрозы. Какие-то намеки полупрозрачные, обещания проблем с консульством и ваще. Я говорю что, если у вас есть ко мне вопросы, то можете приехать лично, и я на них весьма доходчиво отвечу, а если вопросов нет, то не мешайте работать.

Ожидаемо никто не приехал. А жаль.

Второй случай произошел с моим компаньоном. Она прям удивила меня сильно, потому как раньше я и не знал, что она вот так вот может.

Все было как всегда. За окном шел дождь и и стояло очередное время года типа «не лето». От такой погоды хотелось или выпить или повеситься. Совсем уже вечером в зал вошли двое из ларца, одинаковы с лица. Парняги лет тридцати от роду или около того. Как впоследствии оказалось, они были торговцами секонд-хендом из Питера. Ко всему прочему они были рьяными патриотами и Ымперцами из серии «Пусть орел двуглавый реет над простором всех морей». Ну кагбе гордиться своей страной это не преступление, а Ымперец, хоть и диагноз, но слова сотрясают воздух, а не собеседника.

Но тут, внезапно, моя дражайшая половина люто бешено вступила в политические прения и дебаты, что ей несвойственно ваще. Ну да, я каюсь, грешен, люблю подискутировать на политические темы. Но вот чтобы она, да о политике — это шота прям из серии фантастики.

Я не застал начало разговора, а вышел уже на вопли.

Дискуссия была в самом разгаре, стороны, брызгая слюной, обменивались точками зрения. И тут, внезапно, после скучных и банальных выпадов типа «Почему вы не защищаете свою страну?» нить разговора рвется, и все сваливается в кашу.

Следуют обвинения в том, что украинцы понаехали. После скромного замечания о том, что мы находимся на третьей территории и понаехали собственно как мы, так и они, внезапно оказывается, что украинцы ваще понаехали везде. Особенно это касается Питера, где очередь в поликлинику состоит их украинцев чуть более чем полностью. Равно как и очередь в детский садик. И ваще теперь у них там две очереди. Первая очередь в детский садик для коренных россиян, которые хозяева в своей стране. А вторая это очередь без очереди, потому что правительство чота там приказало. Доколе!?!?!? Да и ваще надо всем собираться и ехать домой.

Моя защитница всех обездоленных и слабоумных готова была их покусать. Я ваще за кучу лет жизни в первый раз видел ее в таком состоянии и до этого момента был уверен, что так выбешивать людей умею только я. Но по реакции стало понятно, что Акелла промахнулся, и мою тушку сбросили с пьедестала.

Пора было заканчивать эту вакханалию, и я как лесник из анекдота про дневник партизана, разогнал всех сцаными тряпками. Одних искать чьи-то ношеные вещи, а вторую мыть посуду, потому что посудомойка корчилась у себя на даче в очередном приступе острого шлангита.

Я был уверен, что мы их больше не увидим. Но через полтора года они опять нарисовались на пороге. И надо отдать им должное, не стали включать дурачка, а с порога спросили, помним ли мы их. И если помним, то не будем ли мы плевать в борщ, а то кушать хочется, а вокруг все закрыто.

В этот раз все прошло мирно. То ли холодильник у них победил телевизор, то ли все украинцы домой уехали, и теперь осталась только одна очередь, ну или они стали старше и ушли из Специальной олимпиады.

Кликни на котика, чтобы его покормить.
Tags

Related Articles

Close
Close