Семейный ресторанчик

Женя, который уже не Женя.

Женя был нашим постоянным атипичным клиентом. Почему атипичным? А потому, что он у нас фактически жил. В том смысле, что приходил очень часто. Он был с нами чуть ли не с самого открытия, и мы его очень любили. Он был атипичен во всем. Например, он был родом из одной из стран СНГ, но имел паспорт страны, где уютненько расположился наш уютненький ресторанчик.

Да как так-то?

А очень просто. С развалом совка паспорта на радостях от независимости и эйфории от постройки новой страны раздавали как-то всем кого поймали. И он там был то ли на учебе, то ли на курсах повышения квалификации, командировочный, короче говоря. А тут отэти все события, ну он подсуетился и заимел себе заветную книжечку.

Он никогда не рассказывал прямо, чем занимался, но мой богатый жизненный опыт подсказывает мне, что он бандит. Прям как бритые парни из 90-х, только без кожаного танкера, спортивок «Адидас» с треугольником на колене, барсетки и скудного словарного запаса. Я не знаю, ломал ли он кому-то арматурой пальцы в рабочее время, но у нас он был учтив, почтителен и приветлив. Да и собеседником он был в крайней степени приятным и занимательным.

У Жени было две насущные проблемы. Очередные мутные переговоры. И жена. И он решал эти проблемы у нас почти каждый день.

Иногда, когда он приезжал просто выпить и закусить, он садился за любым свободным столиком. Часто это была компания по дороге из боулинга в стрип-бар, ну или как-то так. Он звонил, говорил «Мы будем через 20 минут» и к этому времени на столе должны были уже стоять наше фирменное сало и хреновуха. Благородные доны присаживались, выпивали по первой, закусывали, а только потом приступали к изучению меню.

Часто все заканчивалось тем, что уже дальше никто никуда не ехал, машина оставалась ночевать под ресторанчиком, а все разъезжались на такси по домам. Как ни странно почти всегда за все платил Женя лично. Причем всегда наличкой. Он избегал пользоваться карточками, контрактными телефонами, всем тем, что могло привязать к определенной личности. В Вайбере была фотка какой-то левой девушки и женское имя, в фейсбуке его не было априори, а номера мобильного он менял чаще, чем мы делали генеральную уборку в ресторане.

Однако же если предстояли какие-то важные переговоры, то он всегда заказывал другой столик. Это был хитрый столик, над которым висела колонка. Из-за уровня музыки его не слышали сидящие за соседними столиками и тяжеловато было записать, если кто-то пытался это сделать втихаря. Я по заказу мог определить, с чем сегодня пожаловал Женя. Для важных переговоров количество хреновухи было ровно вполовину меньше обычного.

Женя всегда оставлял хорошие чаевые официантам, за что был ими нежно обожаем. Я же его любил за его любовь к салу, и за то, что даже появляясь у нас изрядно тепленьким он всегда оставался человеком. Сколько бы они не приняли до нас, ни он, ни его спутники никогда не превращались в животных.

А вот с женщинами у него была беда. Ва-первых он постоянно их привозил с первой родины, делал им вид на жительство, а потом они растворялись в темноте. Нет, они конечно жили вместе какое-то время, но видимо не выдерживали бурный темп его жизни, и все всегда заканчивалось предсказуемо.

А ва-втарых иногда у него их было несколько в одну единицу времени. Видимо он уже подозревал, к чему все идет с первой, а тут под руку подворачивалась вторая, и тогда он звонил и говорил «Вчера меня у вас не было. Я ваще месяц не приходил, а то и полтора.» Хотя все это время мы имели удовольствие его наблюдать.

Ну а «Если спросит, скажите, что это была моя сестра» — вообще случалось регулярно. И что интересно, барышни не стеснялись типа выходить в уборную, а на самом деле брать за шкирку официантов и устраивать им форменный допрос. Но Женины чаевые побеждали всегда, и то таки оказывалась его сестра.

Потом внезапно Женя пропал. Его не было пару месяцев. Затем он появился, как ни в чем не бывало, и в разговоре стали проскакивать обрывочные недомолвки про какие-то судебные процессы. То ли административные, то ли уголовные. Он не сильно рассказывал, а мы и не интересовались. И поначалу, судя по его разговорам, все вселяло оптимизм, какие-то апелляции, суды, адвокаты, но потом, внезапно он сообщил, что теперь его зовут не Женя, и он поменял паспорт, а с ним и страну. Жаль, что в ней не будет нас, потому, что нас ему там будет сильно не хватать.

Больше мы его не видели.

Я не знаю, каким он был человеком, очень может быть, что и плохим. Но клиентом он был отменным. Как там у классиков: «Таких людей уже нет, а скоро совсем не будет.»

Tags

Related Articles

Close