Семейный ресторанчик

Акула капитализма.

Самого обеспеченного из наших клиентов Вадика, привела жена. Вернее не так. Вадик привел жену.

Я не ем мяса. Давно уже, лет пятнадцать. Восемь лет подряд тебя приглашают на день рождения, и восемь лет подряд ты слышишь что-то типа: «Ой, а ты ж мяса не ешь!. Мы забыли. Ну найди себе там что-нибудь.» Что-нибудь, в большинстве случаев — это стакан скотча. Ну или как-то так. При таких раскладах быстро привыкаешь к мысли, что веселье не в жратве.

По этой причине я редко когда отказывал, если кто-то просил внести изменения в рецептуру из-за своих кулинарных предпочтений. Ну, в разумных пределах естественно. Когда это действительно какая-то особенность питания, а не способ самоутверждения или не «залейте все сметаной для нажористости».

Так вооот!

Вадик привез нам жену на ужин, потому что мы были единственным работающим вечером заведением, в жалобной книге которого указано, что мы подаем еду для вегетарианцев. Я хорошо помню тот заказ, потому что раньше не сталкивался с подобными диетами.

Она заказала кабачковые блинчики без муки и яйца, и овощной салат с фетой, но не содержащий ничего красного. С блинчиками пришлось повозиться, с салатом было попроще. А вот Вадик без печали истребовал пельменей и Оливье с мясом. Но она тут же настояла на том, то сливочное масло не должно присутствовать в пельменях ни при каких обстоятельствах. Хотя сметану великодушно разрешила и майонез ее не встревожил. Я на всякий случай вместе со сметаной подал стандартный соус к пельменям фром совьет раша, сиречь уксус, вода, черный перец и немного душицы.

Они были довольно странной парой. Вадик прекрасно говорил на русском, но с таким далеким эмигрантским акцентом, когда прожил там больше чем тут. Она разговаривала на английском. Русский если и понимала, то не глубоко.

Отужинав, они пришли в дикий восторг и принялись пробовать по меню, опять же с поправками на цвет для нее, и на масло для него, пока хватало места в желудке. Однако место быстро закончилось, и они пообещали вернуться завтра.

Назавтра Вадик пришел сам.

Вадик с женой и Вадик без жены — это два разных Вадика. Вадик без жены потребовал пельменей. Две порции и масла побольше. Сметану не нужно, несите соус. Вот тот вчерашний, вообще кулинарный экстаз. Салат «Оливье», вареники с картофелем и шкварками, ребра, и хреновухи. Хотя буквально вчера Вадик не пил. Совсем. Ну а раз есть хреновуха, то хорошо бы еще и борща, но только полтарелочки.

Он искренне недоумевал, что мы делаем в этой стране. В Майями, где он жил, он прогнозировал нам очередь из клиентов строго по записи на три месяца вперед с возможностью невозбранно выставлять на мороз тех, кто мне не понравится с первого взгляда. И это только из его друзей и знакомых, не считая пришлых клиентов с улицы. Но потом разговор скатился к погоде и он высказал предположение, что очевидно это из-за постоянных дождей мы тут торчим. Потому как вечное солнце и жара без вынимачки его напрягают так, что он сам готов бросить сраный Майями и поселится в этой прекрасной стране.

Захмелев, Вадик поведал историю его жизни. Он родился и жил в одной из стран бывшего союза и в начале 80-х занялся фарцовкой. Смысл его стартапа был прост как дверь. Он приставал к иностранцам у гостиницы, меняя или скупая разное барахло типа джинсов и водолазок, которые потом реализовывал страждущим соотечественникам. А где иностранцы и валюта, там и подлое КаДжиБи. Это только в развесистой клюкве КаДжиБи выводили на расстрел сограждан с утра, в обед и вечером. В жизни все было прозаичней и страшнее одновременно. Когда им было что-то нужно, они приходили и делали предложение, от которого невозможно отказаться. А если все-таки отказывался, то сломать жизнь одному винтику в системе не стоило особых усилий даже чину вроде лейтенанта. И тогда выход оставался один. В окно.

Но Вадик в окно не очень хотел. В конце 80-х стало попроще и он купил путевку в солнечную Болгарию, оттуда чигирями добрался до Вены, где и сдался американцам, как беженец. Ну а там США и новая жизнь.

Новая жизнь Вадика была сильно пабагаче предидущей. Он не сказал, какая тетя оставила ему миллион, пока он мыл яблочко в Гудзоне, чтобы продать его за 20 центов, но смысл его бизнеса был в покупке больших компаний, дроблении их подразделений на самостоятельные единицы и продаже их по отдельности, но уже дороже. В городе, где уютно расположился наш уютный ресторанчик, он был по каким-то там инвестиционным делам на каком-то там очередном форуме.

Только мы об этом потом узнали.

Потому как Вадик жил в сильно дорогом отеле и был там перcоной VIP. Номер в этом отеле начинался от 200 евро, а Вадик был настолько там уважаем, что возвращаясь поддатым в свой номер, он построил отельный ресепшен и прочитал им лекцию о том, что ели они хотят удивить чем-то дорогих гостей, то их следует водить в наше заведение. Потому как остальные заведения этого города мягко говоря вряд ли смогут впечатлить людей его положения.

На следующий же день мы имели честь принимать у себя управляющего этого отеля с женой. Никаких кулинарных предпочтений они не имели, им все понравилось, довольно милые люди без понтов, несмотря на такую высокую должность в такой компании. В разговоре выяснилось, что раньше они управляли отелем этой же сети, но в ОАЭ. Из-за того, что ее супруг давал там сильно хорошие результаты его перевели сюда, подымать так сказать целину. И несмотря на возросшее жалование, и какой-то немыслимый соцпакет это печально, потому что тут жуткая провинция, и они ждут — не дождутся, когда можно будет свинтить куда-то еще.

Вадик каждый раз, будучи в стране нашего нового пребывания посещал нас либо с женой, либо с кем-нибудь из знакомых. И его жена на стыковках между рейсами брала такси и мчалась к нам сама или с подругами.

Жена была всегда сама собой. Вадиков было двое. Вадик с женой и Вадик без жены.

Кликни на котика, чтобы его покормить.
Tags

Related Articles

Close
Close