Семейный ресторанчик

Ищем инвестора. Часть I.

Трещина в видении ситуации с будущим нашего уютного ресторанчика неуклонно росла и ширилась.

Моя компаньон была уверена, что это успех, но мы что-то упускаем из виду. Не оптимизируем затраты, допускаем лишние расходы, и тому подобная муть поросячья. Если все это пофиксить — то можно смело готовить большие мусорные пакеты из полиэтилена повышенной плотности, чтобы сгружать в них деньги.

Я же был уверен, что кадровый голод, общий низкий уровень доходов большинства населения, нехайповость направления кагбе неиллюзорно намекают нам, что это потолок. Мы сделали все, что могли. И вот этот потолок показал, что это все может работать только в формате «я на кухне, она в зале, а ребенок на кассе». При введении в эту формулу дополнительный переменных все валится в дисбаланс. И этот перекос явно не в нашу сторону.

При этом она предлагала, грубо говоря, дать народу то, что он жаждет, то бишь переформатировать модель под вкусы большинства. Уменьшить расходы по максимуму, отказаться от скатертей, и снизить цены. А так же начать подавать на вынос, сменить дорогое пиво на местную мочу, ну и ваще поменьше брезгливости, побольше цинизма. Людям это нравится.

Я предлагал просто все закрыть, зафиксировать убытки и думать шота новенькое.

Так же была еще средняя версия, выведенная мною на основе наблюдений и просчитанная ею на основе опыта и наших текущих расходов. Купить пельменный аппарат и торговать замороженными пельменями среди понаехов, под личиной пельменной, где нет стульев, а есть только стоячие столики, и которая работает в открытом режиме исключительно в обед и строго на вынос в одноразовой посуде. Проще говоря, делать дешевый по сравнению с надомными лепщиками пельменей из фейсбуков качественный замороженный продукт, а некондицию и брак сбагривать жЫвотным, которые схавают все что угодно, лишь бы оно было залито сметанкой.

Только я в этом участвовать не хочу и не буду. Единственное, чем могу помочь — это наладить производство и отработать схемы и алгоритмы.

В результате меня объявили инфантилом, который не понимает в бизнесе. Мои аргументы о том, что ваще-то нашей сверхзадачей было работать меньше, а не больше, и о том, что я хотел себе уютненький ресторанчик под пенсию, а не зарыганую столовку, где питаются жЫвотные, ваще были сметены под скатерть с воплями «А шо делать?» и «Посмотри в эту колонку».

Под этой колонкой скрывался список кредиторов.

В ходе жарких споров и дискуссий было выведено решение, что меня ваще выводят из состава оказывающих влияние на процесс, и будет привлечен третий инвестор. Сначала на условиях сдержек и противовесов, чтобы ключевые решения могли приниматься только коллегиально, а впоследствии, если он окажется адекватным, то моя доля будет поделена между ними поровну. Они будут жить долго и счастливо, удовлетворяя возросшие потребности населения, а я могу искать свою птицу счастья, ну или чо я там ищу.

Меня это устроило, ибо я наигрался. Мне надоело. Мне было интересно открывать ресторанчик. Мне было интересно создавать меню. Мне даже интересно иногда готовить для дорогих, а главное благодарных гостей. Для тех, кто хочет и может оценить вложенные усилия. А корячиться поваром ваще не вариант. Не для того мама квиточку растила. С меня взяли слово, что я не буду ставить палки в колеса их светлой идее, и обучу повара которого они притащат с бывшей родины по нынешнему меню, не утаивая секреты.

Теперь пришло время понять, шож у нас там происходит и шо можно предложить инвестору. Давайте, так сказать подобьем бабки. Тем более, что мы подзабили на анализ уже месяцев шесть как. Все как-то было не до этого. Решили закрыться на один день, ибо считать в атмосфере, когда кто-то в зале постоянно истерит и что-то требует решительно невозможно.

Углубленный анализ ресторанной системы принес удивительные результаты. Вместо обычных призеров по степени популярности типа вареников с картофелем и шкварками, пельменей и вареников с мясом, на первых местах разместилось то, что меньше всего стоило в последней версии меню.

По недосмотру перекрученное сало со специями стоило копейки, по сравнению со всем остальным, когда-то непопулярные вареники с квашеной капустой, еще какая-то ерунда из салатов. Заказ напитков упал до уровня менее 1%, кофейный аппарат можно было прятать в шкаф, текилу, скотч, джин, вермуты и коньяк, можно было выпить самому и большее не покупать. Заказы пива, водки и вина, по сравнению с временем до нашей популярности наводили дичайшую тоску.

Анализ вложенных средств показал, что если отбросить наши личные расходы и затраты и отделить зерна от плевел, то мы вложили в это чуть более, чем 60 000 евро. Из них в живых деньгах собственные средства составляли 30 000 с небольшим хвостиком, а остальное привлеченные под процент.

Предстоящие расходы варьировались от 5 000 до 10 000, в зависимости от выбранного курса. В эту сумму входила обновление материалов и имеющегося оборудования и будущая модернизация производства, если таковая понадобится, а так же первоначальные затраты на притаскивание повара из-за границы. Еще около 10 000 требовало погашение приближающихся к выплате займов с выплатой процентов, и тех, у кого бабушка умерла и деньги нужны сейчас, а не через полгода, как договаривались.

В результате необходимо было привлечь не менее 20 000 евро, что составляло 33,3% процента от количества акций. Так же в этот пакет включалась карточка ВНЖ, чтобы будущий инвестор мог свободно приезжать или жить.

Исходя из доходной части получалось, что при таком течении событий, как сейчас, вернуть свои средства инвестор сможет в течение 15 — 18 месяцев, но это при условии, что мы сидим на голой зарплате, а всю прибыль вынимает он единолично. Дольше все вырисовывалось более-менее стабильно. А если же нововведения принесут финансовый результат, то все уже выглядело радужно.

Предстояло это оформить в виде графиков, таблиц и объяснений, на высокохудожественном уровне, чтобы было понятно, что откуда берется и куда уходит.

И вот это была ошибка!

Tags

Related Articles

Close