Семейный ресторанчик

Вот это поворот!

Эта статья полна ругательств и негодования чуть более чем полностью. Если вы лицо с тонкой душевной организацией, возможно, вам не следует читать это. Все нижеизложенное есть моим оценочным суждением.

Была обычная суббота. В субботу мы открывались с 12:00, потому как согласно моему хитрому плану, по субботам просто не кому развлекать меня своими проверками. Выходной, знаете ли. У всех, кроме нас. А поскольку у народа выходной, то надо же посетить наш уютненький ресторанчик, о котором написали в модном и главном издании, да еще и главный критик всей страны.

Ну надо — так надо.

Прям с открытия у нас полная посадка. Плюс еще и жонглирование зарезервированными столиками. Официанты не успевают убрать за ушедшими гостями, а значит и установить волшебную табличку, а вновь пришедшие гости садятся за грязный столик и требуют, чтобы его немедленно убрали, а то они уже вот жеж пришли. Хотя их за этот столик не приглашали. И вроде как через 15 минут должны подойти клиенты по предварительному заказу за месяц до этого.

Короче все, как всегда, ничего нового. Обычный день в запаре.

И вот, у очередных сильно требовательных клиентов, которые и до этого пытались строить всех вокруг, не проходит оплата по карточке. «Рayment rejected», — пискнул терминал и выдал простыню из термобумаги. Официант попросил оплатить наличными. Сума счета 30 евро за четверых человек.

И тут начинается буза. Натуральный скандал под лозунгом «Почему мы должны платить наличными?» Им объясняют, что платеж не прошел и это, скорее всего, не наши проблемы, потому что как до них, так и после них оплаты с этим же терминалом работали без каких-либо заминок. Видимо проблемы на стороне их банка. Они бугуртят еще минут пятнадцать о том, что мы им всем должны, и они будут жаловаться, и приведут журналистов, но в конце расплачиваются по счету и уходят.

Через час они начинают обрывать нам телефон, кричат, что мы мошенники, и что они сейчас приедут с полицией. На вопросе что случилось, они внезапно забывают русский язык. У меня нет времени общаться с имбецилами, и я сгружаю это на Костю, который говорит на местном языке легко и без ошибок. Костя долго с ними разговаривает и докладывает мне суть ситуации.

Банк заблокировал у них на счету сумму в 30 евро. Просто заморозил. Они уперлись рогами, что эта сумма списана, а они второй раз заплатили наличными. Я прошу Костю успокоить их и заверить, что деньги разморятся в ближайшее время, но так или иначе я в понедельник по выписке проверю приход их средств, и если это так, то мы в любом случае решим этот вопрос. Костя пытается что-то доказать, но это бесполезно. С той стороны идет тупо вопль. Там его не слышат.

Через час эти ублюдочные твари припираются и начинают при полном зале клиентов называть нас мошенниками, смысл аферы которых состоит в том, чтобы взымать две оплаты. Одну по карточке, а вторую наличкой. Мы каким-то образом модернизировали терминал, и теперь они нас вывели на чистую воду. Опять включается феерия умственной отсталости с непониманием русского языка, а потом в результате нам в лоб выкатывают, что мы «вонючие иммигранты, понаехали в их процветающую страну, и нас, за то, что мы разговариваем на русском языке нужно убивать».

Это все цитата.

Я попросил повторить. Они опять повторили все, слово в слово. Что нас нужно убивать, что они сейчас изобьют моих детей палкой, за то что это русские выблядки, а они патриоты своей страны. Это все происходит в полном зале, где полно посетителей, но работа уже встала, все застопорилось.

Передо мной стояла сложная дилемма. Я хотел его избить. Натурально с помощью грубой силы показать, где место подобному генетическому мусору. Но мой богатый жизненный опыт подсказывал мне, что подобных ублюдков надо гасить наглухо. Так, чтобы они кровью еще месяц сцали и поломанными пальцами собирали выбитые зубы. А иначе, они будут бегать и верещать о том, что они ничего подобного не говорили, а их избили ни за что, они просто мимо шли.

Но на дворе не 90-е, тогда все попроще было. Да и мы вроде как в Европе, где закон и толерантность. Вдобавок ко всему у меня есть большая проблема. Если я впадаю в ярость, я не остановлюсь, пока не уничтожу объект ярости. До первой крови не будет. Я могу прыгать на бездыханном теле очень долго, и во мне не дрогнет ничего. Опасно меня выводить из себя короче. А тут стоят мои дети и рыдают, компаньон, посетители, ну и отэто все.

Я вызвал полицию. Они приехали очень резво. Я описал ситуацию. Свидетели подтвердили угрозы избиения за изъяснения на русском языке. А вот дальше, все пошло совсем плохо. Я не ожидал, что это чмо утащат в наручниках и все такое. В конце концов, это не их работа разбираться с умственно отсталыми. Тут уже по части психиатров. Но вообще-то у меня работа из-за них стоит. И мне хорошо бы продолжить как-то, а не выслушивать про мошенников.

Но полицейские попросили вернуть им 30 евро.

Они посмотрели в планшет, в котором там им показывали чота в интернет-банке. Спросили есть ли у меня где посмотреть движение по счету, я ответил, что это увижу это только в понедельник и они предложили вернуть им деньги. Я согласился.

Из кассы не стал возвращать. Я отдал им из кошелька, потому что вводить корректировки с отменой кассового чека это сильно муторно. Они написали мне расписку. И все свалили.

Я закрыл зал, отпустил всех по домам и мы остались успокаивать детей, которые продолжали рыдать из-за боязни быть избитыми. Я им попытался объяснить, что дядя так неудачно пошутил и он не собирался их бить, да если бы и собирался, то папа, конечно же не позволил ему этого сделать. Что между словами и действиями пропасть, и говорить можно все, что угодно, но значение имеют только действия, а не намерения, даже если их оглашают громким голосом. Ну кое-как они успокоились, а я понял что в этой стране мы не останемся.

Можно долго распинаться о том, что это этот генетический мусор живет на мои налоги, и что нельзя избивать людей за язык. Это все банальность. Да и полиция, с высокой долей вероятности, не приняла их сторону, а тупо не захотела в субботу мараться об это говно, и поэтому погасила конфликт по пути наименьшего сопротивления. Тут можно долго изъясняться, обижаться и доказывать.

Только это все неважно.

Важно другое. Если эта страна населена подобным генетическим мусором, позволяющим себе шота безбоязненно вякать в мою сторону или в сторону моих детей, то рано или поздно мое терпение в общении с такими вот отбросами лопнет, и я расскажу конкретно и доходчиво, что считаю правильным делать с такими патриотами. И если эти ублюдочные твари не боятся разевать свою пасть при свидетелях и повторять сказанное дважды, то, скорее всего, что-то не так с государственной политикой. А это значит, что эта встреча может быть очень близко, и не факт, что я в тот раз удержу себя в руках. Совсем не факт. А потом буду иметь последствия. А я уже старый, да и в тюрячке плохо кормят.

Эта страна оказалась населена ублюдочными колхозниками, которые считают вежливость слабостью, хамство преимуществом, и уверены, что чем больше ты кого-то ненавидишь, тем больше ты любишь свою страну. А это означает, что поиски инвестора пора сворачивать, ибо нам не по пути. Концепция поменялась. Продаемся и валим!

Пы.Сы. Папизже это чмо припиралось чтобы отдать деньги, которые разморозили, как и было предсказано. Но я не вышел, чтобы не ударить это в хавальник. Вы думаете, оно хоть попыталось извиниться? Так эта сраная расписка у меня и лежит где-то. На память. На добрую память, так сказать.

Tags

Related Articles

Close