Семейный ресторанчик

Официант Костя.

Из всех наших официантов Костя был, пожалуй, самым талантливым. Да, да талантливым, ибо помимо этой работы он еще служил в одном малобюджетном, экспериментальном, но все таки театре. С труппой, репетициями, гастролями и отэтим всем.

Как и у большинства слуг Мельпомены, с пенëнзами у него было тяжеловато, вот и приходилось работать там, где платят, и играть там, где хочется. Хотя вру. Он не играл, он жил. Просто в какой-то момент в нем что-то переключалось и он жил в роли официанта.

Помимо театра и работы Костя еще и учился. Вернее пытался учиться. Получалось откровенно отвратительно. Пару академок и затянувшийся дипломный проект длиной в пару лет кагбе неиллюзорно намекали на нескорое обретение вожделенной корочки о получении высшего образования.

Окромя игры в театре, работы и учебы была еще одна у Кости страсть. Страсть к алкоголю. Он не был запойным алкашом, как крайняя посудомойка. Он не настолько любил бухать, чтобы пить ополаскиватель для рта, как наши знакомые, жившие на бывшей площадке для сушки текстиля. Я даж не уверен, что он пил с утра. Однако вечером, он был подшофе чуть более чем всегда. Это как раз тот случай, когда человек ступил на скользкую дорожку, но еще не покатился вниз.

Честно скажу, работе это не мешало. Знание 4 языков и артистические способности оставляли далеко позади всех сотрудниц женского пола. Насколько Костя не любил эту работу, настолько же эта работа любила Костю. Правда, Костя не был бы Костей, если бы не чудил. Он как натура творческая, часто метался в поисках чего-то недосягаемого где-то там.

Например, записался на курсы застрахерщиков и вынес им 300 еврасов за ценную информацию, как там кого застрахеривать. А потом, переодевшись из джинсов и косухи в костюм и туфли, он начал новую карьеру предвкушая обещанные 3 000 комиссионных. Он попытался застрахерить нас от падения Тунгусского метеорита, но из этой затеи ничего путного не получилось. Через месяц стало понятно, что 300 евро потрачены впустую, поскольку комиссионные так и не подвезли.

Потом Константин стал ведущим новостей на мэстном ТВ. Все бы ничего, но ТВ было колхозным и экономило на всем, включая налоги. Для того, чтобы влиться в плотную команду телевизионщиков, они уговорили его стать что-то типа «частного предпринимателя», то бишь лицом, работающим по патенту, и обязанного платить налоги за самого себя. Еще через месяц Костя понял, что это сильно как-то мало то, что остается после уплаты взносов, а бегать по интервью на общественном транспорте как-то сильно тяжело. В результате остался должен государству, как земля колхозу.

Ну и между всем этими репетициями, гастролями, метаниями в поисках легких денег, он работал у нас, поскольку чаевые и зарплата в руке, они как-то весомее, чем журавль в небе.

Костя очень расстраивался из-за чаевых. Они у него были большие, но не настолько, как скажем у девочек. И эта вопиющая несправедливость как-то его выбешивала. Кстати сказать, девочки еще один Костин камень преткновения. Он находился в перманентном поиске подруги жизни. И так получалось, что те, кого хотел Костя поначалу тоже его хотели, но Костино пристрастие к «зэлэному змию», останавливало их прям посредине процесса хотения.

Этот постоянный поиск пары забирал львиную долю заработка и иногда доставлял кучу хлопот. К примеру, однажды Костя умудрился разлить на наш стол и чужие штаны борщ, в процессе обслуживания одинокой симпатичной клиентки. Хвала небесам, что основной удар приняла на себя скатерть, а обтягивающие белоснежные брюки дамочки получили получили свою порцию мимолетом, поскольку борщ подавался горячим, не менее 70 градусов. Я уж не знаю, как он там плясал, но барышня за компенсацией не обращалась. Хотя на такой случай в заведении должна быть страховка.

И имея в одном флаконе столько, казалось бы, мало совместимых с хорошим работником качеств, он был тем, с кем можно было сворачивать горы. Как-то мы, внезапно, оставшись вдвоем на смене, умудрились обслужить небольшой банкет. Хотя минимум персонала на этот случай — три человека. И это такой минимум на грани фола. КПД работы с ним было 120%. Когда Костя был на смене и случалась запара, можно было второго официанта не вызывать. Он магическим образом управлялся со всем сам. И управлялся более чем отменно.

Костя был классическим шалопаем, но от работы с ним у меня остались только самые хорошие воспоминания. Под конец нашей работы он бросил пить, принимал какие-то адовы колеса от бухалова, и ему в конце концов повезло. На одном из международных театральных конкурсов его заметили, отметили, и пригласили на учебу в какой-то модный театральный ВУЗ с оплатой обучения, стипендией и проживанием на полном пансионе. Я правда не слежу, поехал он или нет, но искренне хочется верить, что у него будет все хорошо.

Нажми на котика, чтобы его покормить.
Tags

Related Articles

Close
Close